Черкесы и осетины: найди 1 отличие

Статья интересна тем, что в значительной степени применима к Осетии. Тот же упадок духа, отсутствие мыслителей, нигилизм. С какими-то положениями автора можно и поспорить, но в целом это довольно отрезвляющий взгляд на состояние вещей в Черкесии. В каких-то вещах, он даже еще более применим к осетинам, чем к черкесам.

Али Кешт. О черкесской идеологии

02.12.2010 г.

Многочисленные события, происходящие на черкесской общественной арене начиная с конца 2009 года и сотрясающие ее по сей день, свидетельствуют об огромном числе проблем, стоящих перед черкесским сообществом. Вместе с тем наблюдателю за происходящим нетрудно заметить, что картине недостает чего-то важного. Размышления о событиях и ситуации в целом не оставляют сомнений в том, что речь идет о народе, имеющем собственную, особого рода национальную проблему. Тем не менее на упомянутой нами арене наблюдаются хаос, нестабильность, разногласия и неспособность поставить черкесский вопрос в той форме, в какой это надлежит сделать. Налицо множественность позиций, весьма различающихся между собой, – явный признак неполадок в верхушке черкесской общественной пирамиды. Крах 1864 года и пережитые скитания привели к тому, что черкесы стали восприниматься как общность без собственной идеологии и даже определенной национальной идентичности. Пережитый ими упадок позволил другим народам утверждать, будто черкесской проблемы вовсе не существует, и, более того, будто понятие "народ" неприменимо к черкесам, ибо это народ без родины.

Черкесы в равной степени разочаровали своих друзей и врагов – по причине того низкого уровня, до которого пала черкесская идеология, и это привело к потере черкесским вопросом немалой части доверия и объективности. Вместо вопроса о сути черкесской проблемы другие стали задаваться вопросом, а есть ли вообще такой народ – "черкесы", чтобы у него могла быть собственная национальная проблема?! В связи с подобным идейным и идеологическим откатом черкесского вопроса видится необходимым оглянуться в прошлое и обрисовать нынешнюю черкесскую реальность, находящуюся во власти хаоса и противоречий. В этой непростой ситуации целесообразно попытаться найти "первичное" видение черкесской действительности и, отталкиваясь от него, дать ответы на следующие вопросы:

Как мыслят черкесы? (Черкесский менталитет)

Кто представляет черкесов? (Легитимность)

В каком состоянии находится черкесский вопрос? (Черкесская политика).

Понимая, что детальное рассмотрение данной темы невозможно в рамках одной статьи, а требует специальных научных исследований для изучения всех аспектов черкесского "явления", мы считаем полезным представить здесь некоторые принципиальные замечания.

1. Как мыслят черкесы?

Примечательнейшая особенность черкесского менталитета состоит в том, что те ценности и идеалы, которые считаются у других народов незыблемыми и не подлежащими дискуссиям и торгу, – такие как национальное достоинство, суверенитет, высший интерес нации и т.д., – в черкесском менталитете являются предметом, приемлемым для обсуждения, и даже торгов и уступок. Причина кроется в утере черкесами по большому счету того самого национального менталитета и собственной идеологии. Это состояние породило лень и инертность, результатом чего является невежественное в национальном плане большинство, не понимающее того, что происходит вокруг, и не осознающее подстерегающих его опасностей. Состояние черкесов можно сравнить с состоянием итальянского общества в период существования мелких государств, когда общая обстановка характеризовалась раздробленностью и расколом, произошедшими под влиянием внутренних и внешних факторов. В то время силы итальянского народа уходили к другим народам, но появившиеся среди сынов Италии мыслители направили свои усилия на объединение страны, формирование единой идеологии и определение высшего интереса нации.

Современный черкесский менталитет имеет ряд особенностей:
1. Понятие руководства у черкесов лишено веры в единого лидера или руководителя. Черкесы гордятся тем, что они не подчиняются одному лидеру, а следуют принципу "просвещенного управления", представленного прослойкой старейшин нации, и что устройство власти у них соединяет в себе "аристократию и демократию", что означает власть общества или народа в целом, – следовательно, нет подчинения собственно руководителю или вождю. Как правило, у разных народов их славные достижения неразрывно связаны с именами национальных лидеров и вождей. У тех же черкесов история мамлюкского и некоторых других малых государств ассоциируется с именами вождей и князей, сумевших сплотить черкесов под своим знаменем и принести им славу и величие. И здесь можно говорить о первой особенности черкесского менталитета, а именно – о том, что обстоятельства, связанные с изгнанием и катастрофой 1864 года, привели к искажению взглядов черкесов на суть руководства и лидерства. Вместо руководства, представленного людьми разумными и мудрыми, черкесским народом стала править толпа. После падения Черкесии в 1864 году и начала массовой депортации российские власти приступили к процессу русификации, который подразумевал замену черкесского менталитета и черкесского самосознания русским менталитетом и русским самосознанием и придание черкесским территориям русской окраски. Одним из средств достижения этих целей являлось навязывание народу руководителей извне – групп или отдельных лиц, лояльно настроенных по отношению к захватчикам. Эти люди получали поддержку силой и финансами, чтобы занять руководящие позиции в черкесских обществах, и как только это удавалось сделать, новоявленные руководители начинали проводить в жизнь интересы тех, кто их поставил. Именно этим объясняется политика нынешних российских властей, направленная на изгнание, ликвидацию и репрессирование национальных лидеров, отвергающих сотрудничество с ними, – политика, начавшаяся в прошлом и продолжающаяся по сей день. В похожей ситуации оказались черкесские общины и в странах изгнания, где им были навязаны руководители, непосредственным образом отражающие чужие интересы и не представляющие волю черкесского народа в этих странах. Сама система правления в черкесском обществе, поражение 1864 года и российская политика – три фактора, способствовавшие ликвидации верхушки черкесской общественной пирамиды и замене ее шумной толпой, что привело к разрушению данной вершины, а вслед за ним – разложению народа.

2. Зависимость и верноподданичество. Явное противоречие демонстрируется большинством черкесского народа относительно самой идеи правления: гордые тем, что когда-то их предки правили далеко за пределами своей страны, они в то же время обнаруживают, что на своей родине неизменно живут под чужой властью и следуют чужим указаниям. Черкес гордится мамлюкским правлением и рассуждает о причинах отдаления черкесов от власти на определенных этапах истории в странах изгнания, как, например, в Турции, но он никогда не говорит о том, кто правит на его собственной родине. То есть черкесы в той или иной форме соглашаются с идеей чужой власти, в какой бы роли ни выступали они сами – правителей или управляемых, но отвергают мысль, чтобы черкесы управляли сами собой.

3. Сосуществование и слияние. Замечено, что черкесы отличаются быстротой приспособляемости к окружающей общественной среде, однако этот их "дар" имеет такой недостаток, как неограниченность, в связи с чем он вызывает другое, опасное явление – растворение и слияние. В условиях отсутствия воспитания в духе национализма и приверженности общенациональной идее черкесы не понимают важности того, чтобы отношения с другими нациями строились на основе взаимодействия, но с соблюдением меры, в особенности потому, что в большинстве стран они представляют собой национальное меньшинство. К примеру, рядовой черкес не понимает, как важно проживать в районе, населенном одними черкесами, особенно в странах изгнания, в то время как другие национальные меньшинства стремятся к компактному проживанию, чтобы не потерять свой язык, традиции и культуру. Компактное проживание национального меньшинства на определенной территории придает ему нечто вроде демографического веса, социальную значимость, гарантирует сохранение прав. Характерная черта многих черкесских общин в депортации заключается в том, что их члены не имеют ничего против продажи своего дома или земельного участка и переезда в другую местность, даже если кому-то из них предстоит оказаться там единственным представителем своей нации, – в отличие от представителей других общин, предпочитающих совместное проживание в отдельных районах и отказывающихся продавать свои дома представителям других национальностей. Тяга черкесов к излишнему слиянию с окружающим миром привела к тому, что черкесский менталитет оказался под чужим влиянием, и тот факт, что в большинстве своем черкесы представляют собой национальное меньшинство, способствовал ускорению неизбежных в этом случае процессов растворения и исчезновения.

4. Равнодушие. Отсутствие воспитания в духе национализма породило у черкесского народа равнодушие ко многим вещам, которые внушили бы любому другому народу желание отомстить, особенно проживающим в странах изгнания. Но рядового черкеса, к примеру, не беспокоит, когда его исконные земли решают передать балкарцам, он равнодушен к олимпиаде в Сочи и к убийству национальных лидеров в Черкесске. Он не раздражается и не предпринимает ничего ни тогда, когда слышит о нападении группы карачаевцев на молодых людей черкесской национальности, ни тогда, когда русская девушка рассуждает о том, что черкесское побережье в действительности является русским, ни по поводу многих других ситуаций подобного рода. Потому что отсутствие воспитания в духе здорового национализма делает черкесский народ беспомощным, инертным, равнодушным к вопросам, касающимся достоинства нации и оскорбляющим ее прошлое и ее идеалы.

5. Черкесский менталитет отличается также неспособностью к определению того, в чем состоит высший национальный интерес, – в силу отсутствия сущностной, основополагающей идеи, которая сплотила бы всех представителей нации, как это имеет место у остальных народов. В связи с этим для начала чрезвычайно важно выявить проблемы, стоящие перед черкесским народом, и сформулировать его национальные чаяния и устремления через ответ на вопрос: "Чего хотят черкесы?" На первый взгляд вопрос может показаться трудным, – по той причине, что черкесский народ потерял способность к реагированию, или, выражаясь точнее, – способность к выработке четкой стратегии по определению своего будущего. Черкесский народ не имеет собственной идеологии, он потерял свою самобытность и следует во всем за другими, и ни один черкес не в состоянии ответить на вопрос о том, в чем заключается высший интерес – или высшие интересы – его народа. Как нет ни одной черкесской организации, способной определить эти интересы в полной мере, что в условиях современной кипучей и многообразной действительности вызывает естественный вопрос: применим ли термин "народ" к черкесам, не ведающим, в чем состоят их высшие цели, и не имеющим организации, работающей над их достижением? В ответ на вопрос о том, какие трудности стоят перед черкесским народом, вы получите длинный список проблем, и это нормально. Ненормальным является лишь то, что все эти проблемы являются в равной степени приоритетными, и у каждой из них имеются свои приверженцы, считающие ее важнейшей и первоочередной. Если задать вышеприведенный вопрос представителю другого народа, имеющего схожую с черкесским судьбу в плане борьбы за выживание и сохранение национальной идентичности, то его ответ будет свидетельствовать о единодушии устремлений и единстве чаяний этого народа. Если вы спросите у курдов, проживающих на родине или в изгнании, в чем заключается их национальная проблема, вам ответят: "Курдистан". Если вы спросите, в чем заключается высшая цель и мечта курдской нации, вам снова ответят: "Курдистан". Если задать аналогичный вопрос армянам на родине или в эмиграции, ответом будет "признание геноцида армян и Армения". Если задать два упомянутых вопроса североирландцам, то в ответ мы услышим, что их национальная проблема заключается, например, в отношении Британии к ним, и – "мы хотим иметь собственное независимое государство". Разумеется, между черкесами и этими народами существуют различия по многим параметрам, но общий вывод таков: у каждого народа имеется своя основополагающая, центральная проблема, высший национальный интерес, по которому двух мнений быть не может, и этот интерес движет чувствами и судьбами этого народа и определяет его лидеров. И когда у руководства оказываются люди, не разделяющие эту высшую цель и не работающие над решением основных проблем, это руководство свергается и объявляется незаконным.

6. В силу отсутствия просвешенного, квалифицированного руководства, а также неясности по поводу того, в чем заключается высший национальный интерес, черкесский народ стал на деле представлять собой совокупность черкесских народностей. После изгнания и расселения в странах Ближнего Востока, Турции, Европе и Америке каждая из черкесских общин превратилась в отдельную народность, и у каждой черкесской диаспоры сложился свой менталитет, своя идеология, свое лицо, выработались свои чаяния, надежды и цели. Многие черкесские общины подверглись сильному влиянию окружающей социальной среды, и общим у черкесских общин разных стран осталось лишь название. Эти общины мало интересует такое понятие, как высшие национальные интересы черкесского народа вообще. Множественность черкесских "лиц" и идейных позиций явилась одним из факторов, способствовавших упадку черкесской национальной идеологии и приведших к нынешнему состоянию очевидного хаоса и раздробленности. Руководители различных черкесских общин никогда не пытались найти между собой общий, объединяющий интерес, и можно утверждать, что черкесские лидеры сыграли немалую роль в извращении черкесского менталитета и отдалении масс от понимания высшей цели народа.

7. Проблема приверженности черкесской родине, которую в случае с черкесами можно определить как "множественность родин", – другое отличительное свойство черкесского менталитета. Если все народы в мире превозносят и слагают оды своей родине, даже в те времена, когда она находится в плачевном положении, и ненавидят изгнание и разобщенность, то черкесы – единственный народ, воспевающий чужбину и считающий исконную родину хоть и прекрасной, но – родиной предков. В этом заключается явление множественности родин, которое способствовало утере черкесами собственного достоинства и национального чувства. Это явление сложилось тогда, когда черкесский народ оказался за пределами своей родины, переживая период крайней подавленности. Черкесская пословица гласит: "Кто потерял родину, тот потерял все". И поскольку у любого народа должна быть родина, а понятие "народ без родины" оказалось несостоятельным и нелогичным, то черкесский народ решил, – не без помощи Османской и Российской империй, – заменить понятие родины преданностью и верностью правителям, вследствие чего "преданность правителям" стала синонимом "родины" и составной частью черкесского менталитета. У черкесов несколько родин: одна – предков, другая – отцов, третья – сыновей, четвертая – внуков, пятая – двоюродных братьев и т.д. Можно утверждать, что черкесский народ стал первым "глобализованным" народом в мире, поскольку он отвечает всем условиям глобализации: объединяет в себе ее физические признаки, следует лишь человеческим инстинктам, все больше теряет собственный менталитет… Ведь, судя по низкому уровню национальной культуры у черкесской молодежи, черкеса волнуют теперь лишь еда да личное положение. Ну и, разумеется, черкесские танцы.

8. Черкесский народ – народ "философов". Каждый черкес – философ сам по себе, он не может быть зависим от другого или считаться неправым. Нет единой идеи, определяющей общие чаяния, цели и планы, которым должен следовать каждый черкес, но каждый – знаток черкесского вопроса со своим собственным мнением. Это обстоятельство привело к состоянию идейной неразберихи, и черкеса больше не привлекает участие в общей работе на достижение высшего интереса нации. Более того, прервана взаимосвязь, черкесы больше не слышат друг друга, хотя к другим прислушиваются с большим вниманием, – чтобы получать указания и безропотно исполнять их. Черкесы больше не хозяева своей судьбы, решение этого "второстепенного" вопроса они предоставили другим, – Российской Федерации, например. В результате этого искажается и теряется черкесская история. Например, до недавних пор упоминание имен некоторых черкесских князей, вокруг которых когда-то сплотилась нация, таких как Кабард, Инал и другие, находилось под запретом по причине разногласий между самими черкесами по поводу их происхождения: некоторые считают их абхазами, другие – русскими и т.д. И если бесплодная беседа получила название "византийского спора", то черкесы в этом деле намного превзошли самих византийцев.

9. Можно сказать, что черкесы привязаны к своей истории "отрицательно-избирательно". Они превозносят свои достижения далеко за пределами родины, но плохо знают историю собственной страны и национальной культуры. Например, все черкесы наслышаны о черкесских мамлюках и их героических деяниях, но мало кто из них может назвать имена народных вождей, прославившихся в период Русско-Черкесской войны.

10. Черкесы не слушают друг друга. В отношениях между собой они тверды и непреклонны, в бесплодных дискуссиях проявляется весь их философский дар и способность победить в любом споре. Есть целая армия черкесов – мастеров превращать любой разговор, особенно, если он касается национальных вопросов, в спор ни о чем. Большинство черкесов придерживается принципа "прав тот, у кого громче голос", и люди с сильными глотками и крепкими голосовыми связками занимают ведущие позиции в черкесском социуме.

11. Черкесские танцы и песни. В одной из программ, показанных на телеканале "Русиа-ль-йаум", прозвучало мнение, что молодой черкес выражает свою национальную принадлежность либо посредством танца, либо пением, либо игрой на национальном инструменте… Это представление широко распространено среди черкесов как на родине, так и в странах изгнания. В силу многочисленных факторов, связанных с войной и изгнанием, представитель черкесской национальности стал избегать разговоров о своей родине и национальной принадлежности, поскольку это не отвечало законам победившего на родине режима, а также политике ассимиляции в странах изгнания. Вынужденное молчание компенсировалось танцами и пением как единственным способом сохранить хоть малую часть своей культуры, не вызывая при этом недовольства других. Страх и самообман – вот что стоит за излишним прославлением танца и танцоров. То, что на национальном флаге фигуру стрелы – воинского орудия, символизирующего силу во все времена, – заменила фигура танцующего черкеса, нанесло вред национальному достоинству черкесов. Допустимо ли, чтобы танец становился стержнем национального самовыражения для народа, имеющего 6-тысячелетнюю историю?

12. В век глобализации черкесский мыслитель, или интеллигент, стал занимать в обществе низкое положение. Ведущее место занял владелец капитала, человек, имеющий влияние, и это обстоятельство стало служить определяющим началом в черкесском менталитете. Если многие народы и нации обязаны своим развитием появлению собственных мыслителей и интеллигентов, на что существует множество примеров, то в черкесском обществе таковым нет места. Имеются в виду личности, воспитанные в национальном духе и мыслящие в национальном масштабе, поскольку образованных черкесов много, но лишь немногие из них готовы служить общему делу, да и те в большинстве своем люди преклонного возраста, начинающие проявлять интерес к национальным вопросам на закате жизни. Такое положение не способствует выявлению людей, глубоко понимающих суть черкесской проблемы и целенаправленно занимающихся ею, что лишает черкесскую мысль элемента силы и делает ее зависимой от тех интеллигентов, которые становятся черкесами "вдруг".

13. Политика. По-видимому, здесь кроется основная причина неспособности черкесского менталитета к самовозрождению и поиску решений связанных с ним проблем. Политика – слово запретное для черкесов, вызывающее в их душах ужас. Страх, посеянный другими, – именно он ответственен за нынешнее состояние идейного упадка и низкого уровня руководства в черкесских сообществах. Боязнь политической деятельности была и остается идеальным поводом для отказа от любых действий, имеющих национальную направленность, и сосредоточении внимания на неверном направлении – пропаганде культуры и фольклора, – деле, которое не может иметь позитивные плоды, не будучи оправленным в соответствующую политическую оправу. Ни на родине, ни в странах изгнания черкесы не имеют достаточных возможностей говорить о политике или заниматься ею, и можно сказать, что у черкесов перекрыт важный источник идейного вдохновения – политическая культура. Черкесы не имеют политической культуры. Нет механизма для реального представительства и выражения воли народа, отсюда – то состояние непонимания и бессознательности, в котором пребывают черкесы сегодня. Черкесам необходимо направить свои усилия на политическую деятельность. И тут следует понимать, что политическая деятельность, которая долгие годы была для них под запретом, не подразумевает столкновения или конфликта с другими, а означает наведение порядка внутри, – таким путем, который гарантировал бы отстранение случайных людей от власти и обеспечивал бы признание черкесами легитимности своих национальных лидеров.

В заключение отметим, что главная трудность в деле реабилитации черкесских руководителей состоит не в том, чтобы доказать низкий уровень нынешнего руководства, ибо сделать это совсем несложно. Трудность состоит в перевоспитании невежественного в национальных вопросах большинства среди самих черкесов. Когда появится группа просвещенных черкесов, верно ориентированных в национальном и идеологическом плане, никакое руководство не сможет злоупотреблять своим положением и пропагандировать чужие идеи за счет своего народа, не рискуя быть опозоренным и призванным к ответственности. И это явится началом пути к реабилитации черкесского лидерства, и в дальнейшем – возрождению черкесской нации с новым менталитетом, соответствующим требованиям нынешней ситуации.

Конец 1-й части статьи "О черкесской идеологии".

Али Кешт

Перевод А. Керашева

14 thoughts on “Черкесы и осетины: найди 1 отличие

  1. Если черкесы не будут работать ради идеи “Великой Черкесии”, то они не будут работать вообще. Примерно так же как грузины бы ни за что не победили коррупцию, если бы они этого не сделали ради “Великой Грузии”. Националистический элемент присутствует везде практически, включая, самые демократические страны. Реформы, в т.ч. реформы политической системы, в странах устоявшейся демократии и в странах переходного типа не могут проходить по одним правилам и под одними лозунгами.

  2. Грузины начали строить нормальное государство, когда отказались от “великой” и стали строить “нормальную”, “европейскую” Грузию. По крайней мере те, кто ведет реформы и активно участвует в них. “Великогрузины” и постоянно поминающие всуе Тамар, так и остались в маргинальном состоянии.
    “Великая Черкесия” хороша для давления на империю, но как конечный путь – бесперспективна.
    Как и “Великая Кабарда” и “Великая Алания”.
    Я согласен с тобой, что это – единственная идея, которая может расшевелить народы. Но это – не от хорошей жижни. К сожалению состояние обществ такого, что другие идеи в них просто не могут возникнуть. Но по моему глубокому убеждению, если каждый народ начнет реализовать свои “великие” идеи Кавказская война 19 века покажется доброй сказкой по сравнению с тем, что случится.
    “Ленинская национальная политика” – кромсание СК на мелкие и часто искусственно объединенные этнические группы – добилась свои цели.
    Была бы единая Северо-кавказская республика, например, люди были бы привыкшие к тому, что в ней можно селиться где угодно, что могут быть общие, над этнические политические и экономические цели, что проблемы – тоже общие и их надо решать сообща всем народам.
    А советская нацполитика привела к тому, что главным вопросом для народов является не пускать другие этнические группы на “свою” территорию, и избавится от тех, кто в настоящее время на ней живет.
    Что может случиться, если завтра Россия решит уйти из СК при таком настрое народов, как ты думаешь?

  3. Я имел ввиду не обязательно “Великую Что-то”. Я имел ввиду очень сильный националистический элемент, который неизбежно будет присутствовать в начале каждого государства или национально-освободительного движения.
    Вот, кстати, и подтверждение того, что не только я так думаю:
    http://windowoneurasia.blogspot.com/2010/12/window-on-eurasia-ethnicity-basis-for.html

  4. А почему не заменить термин “национальный” на “гражданский”, или “общегражданский”?
    США быстро добились поразительных успехов именно потому, что им не надо было проходить через стадию национального (в смысле этнического) самоутверждения.
    Это я – чисто умозрительно. Применительно к СК не берусь что-то утверждать.
    Кстати, хороший пример, как зримые успехи реформ сплачивает граждан разной этники, и даже меняет отношение соседей.
    http://www.lragir.am/russrc/politics16308.html
    http://www.regnum.ru/news/fd-abroad/armenia/1347129.html

  5. На СК реальная альтернатива национализму исламизм на данный момент. А вообще наиболее реалистичный сценарий дальнейшего развития региона это симбиоз обоих тенденций, как это обычно бывает и в других частях мира.
    США это особый случай во многих отношениях. Самое главное то, что все приезжие оказались оторванными от своих национализмов совершенно естественным образом. Но даже в США идентичность складывалась на основе англо-саксонской матрицы, что немало способствовало для общего успеха предприятия.

  6. Я к тому, что если бы в той же Осетии народу не забивал себе головы аланами-сарматами-скифами, а направил бы свои духовные силы на хоть какую-то демократизацию общества, хоть даже в в сложившихся условиях, она стала бы куда более привлекательной и для своих жителей, и для соседей. Может быть изменились бы как межэтнические отношения внутри республики (люди больше чувствовали бы общность), как и отношение, например, ингушей к осетинам и наоборот.
    Обрати внимание, что все эти блиевы-бзаровы начали расцветать при помощи властей аккурат с начала 90-х.
    Империя всегда вытаскивала на свет Божьи легко разыгрываемую карту махрового национализма, когда возникала угроза, что народы могут СООБЩА нанести вред ее интересам.

  7. Без исторического мифа жить очень сложно, если вообще возможно. Я не знаю про такие нации или народности, которые бы обходились без него. Я тоже против того, что все силы историков брошены на хиромантию про аланов, при том, что практически никто не владеет древними языками, даже такими как латынь (стыдно сказать). Было бы гораздо интереснее узнать больше об истории Осетии последних 200-300 лет, а еще интереснее за последние 80 лет.
    Не надо все валить на империю и представлять самих людей прекрасными созданиями. Империя же не заставляла 90 % грузин в свое время голосовать за Звиада или может там кому-то выкручивали руки, угрожали? Конечно, империя действует определенным образом, но если все свои беды валить на нее, то получается, что у самих все хорошо и ничего менять не надо. А это тупиковый путь.
    Вполне прогнозируемо, что люди после распада государства и упадка государственных институтов полагались на те институты, которые были – местные сообщества, национальная принадлежность и пр. идеология.
    Блиев со своим учеником Бзаровым никогда не были радикальными националистами, оба довольно умеренных взглядов. Блиев, можно сказать, так вообще изобрел тезис об Осетии как форпосте России на Кавказе.

  8. Успешные еации вполне себе обходятся без мифов. Более того, весьма иронично относятся к своей истории и историческим личностям, которых раньше было принят о считать великими.
    Я как раз об этом и сказал, что народ легко всего за национализм. И империи, и политическим силам.
    Не знаю, есть ли националисты еще круче, но про всех этих аланов-сарматов я начитался у них. А то, что тот же Бзаров пользуется всесторонней поддержкой властей, сомнения не вызывает. Что вполне понятно, если осетинский национализм пропагандируется в купе с тезисом о форпосте. Понятно, что в этих условиях трудно пропагандировать другие идеи, но другого пути для развития общества нет.

  9. Давай возьмем самую успешную нацию, американцев и даже у них есть свои мифы. Может быть не такие примитивные, как на Кавказе, но тоже так себе мифологемы имеющие немного общего с реальностью.
    Блиев про сарматов и аланов, насколько я помню не писал вообще, так что тут ты передергиваешь.
    В свое время Бзаров был одни из организаторов возложения венков к могилам тех, кто восстал в Северной Осетии в 1981 г. после серии убийств осетинских таксистов. Я не думаю, что власти очень хорошо отнеслись к этой акции. Осетинский национализм, я полагаю, конечно имеет влияние в Северной Осетии, более того, его влияние скорее всего будет усиливаться из-за ряда объективных и субъективных факторов, но несомненно также, что это приходит в противоречие с идеей форпоста России на Северном Кавказе.

  10. Грузины начали строить нормальное государство, когда отказались от “великой” и стали строить “нормальную”, “европейскую” Грузию. По крайней мере те, кто ведет реформы и активно участвует в них. “Великогрузины” и постоянно поминающие всуе Тамар, так и остались в маргинальном состоянии.
    +10000000!!!!!!!!!!!!!!!

  11. Валерий! Националистический фактор – туп и непродуктивен. Он имеет силу (и чаще всего – разрушительныю), лишь как вторая производная от технического прогресса общества. Та же Германия сформировалась как единое государство только после того, как появился фабрикант Крупп, создавший и высококачественную сталь, и технически безупречный для того времени (конец 19-го века) пушки. А до того – была полутысячелетняя традиция немцев создавать высококачественные товары (саксонские мечи, одежду, украшения, часы… вспомните – даже Петр Первый ценил немцев за то, с какой точностью они создавали механические поделки в Немецкой слобде!). Приверженность к высокопроизводительному труду привели (еще до круппа) к развитию естественных наук – география, геология (где Ломоносов изучал горное дело?), МАТЕМАТИКА, химия и физика…. Необходимость развивать науку, работавшую на производство, которое, в свою очередь, давало огромную прибыль, принудила немцев создавать и передовую армию,и вводить передовые институты государственности – дабы регулировать взаимоотношения внутри технологического общества. Только образованный, способный к созиданию гражданин ценился в Германии. И государство – ладно не государство, а власть имущие – брали на себя заботу о гражданах специалистах. Теперь сами продолжите эту тему и посмотрите, через сколько пунктов вы придете к нацизму и национал-социализму. Я к чему? К тому что нацизм – это лишь проявление гордости за какие-то достижения. Ставить его в качестве побудительного мотива – это подводить дело к катастрофе. В качестве ярчайшего примера краха идеи “нация первична” можно привести Чечню при Дудаеве и Грузию при Гамсахурдия. И там и там народы стремились к свободе, не имея материально-технической базы для обеспечения своего существования. Поэтому в Грузии очень скоро кончились деньги и началась стрельба на улицах. Поэтому Чечня, заключив мир в Хасавюрте проиграла его – народ был заточено на свободу, но не на кропотливый труд у станков, в шахтах… Кто взял бы метлу и мел бы асфальт, если до того год держал автомат и виртуозно с ним обращался?
    Если строить нацию, то в первую очередь нужно строить работающее предприятие и УНИВЕРСИТЕТ!

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

Blog at WordPress.com.

%d bloggers like this: