Будущее водочной промышленности Северной Осетии

"10 марта этого года прочитал в газете «Северная Осетия» статью «Исток», похоже, иссяк». Она вызвала, можно сказать, горечь и сожаление. Многие в нашей республике до сих пор не осознали значимость произошедшего, а главное – масштаб этой уникальной компании. Мне представилась возможность поработать на вышеупомянутом предприятии, имевшем в экономике Северной Осетии наибольший вес.

В компанию « Исток» я устроился на работу по конкурсу, а не по каким-то иным основаниям. За одно только это компания достойна уважения. Не могу не вспомнить о том, что на должность начальника транспортного хозяйства тогда, в 2004 году, было 20 претендентов, но мой многолетний опыт работы в сфере автомобильного транспорта и производства сделал свое дело. Я был принят на работу после длительных собеседований и всевозможных тестов.

Меня, кстати, поражало впоследствии то, что предприятие такого размаха, европейской культуры производства алкогольных напитков, оснащенное по последнему слову промышленных технологий, имело некоторую «дремучесть» в делопроизводстве. Отсутствовали четкие границы зон ответственности специалистов и должностных лиц. Мне пришлось начать с разработки должностных инструкций, с формирования делового типа отношений с подчиненными доверенного мне подразделения, с перенормирования даже ГСМ в соответствии с существующей методикой и т.д. Многие водители воспротивились нововведениям, ведь зачастую приходилось отнимать в виде излишков до 7–8 литров бензина и дизтоплива суточного расхода, который явно уходил не на решение транспортных проблем предприятия.

Убеждался не раз на примерах, что из-за некомпетентности некоторых инженерно-технических работников компания теряла огромные деньги. Так, например, она ежегодно оплачивала лицензии на перевозку грузов, используя при этом транспортные средства (более 200 единиц) только для своих собственных нужд. Хочу пояснить: в случае использования транспортных средств для перевозки грузов в целях предприятия компания освобождается от лицензирования.

Несмотря на то, что я вынужден был уволиться с «Истока» из-за некоторых разногласий в решении производственных вопросов с тогдашним руководством, все же сегодня обидно за такой итог компании.
Я всегда восхищаюсь предприимчивыми людьми нашей республики, которые самостоятельно и честно достигают больших высот в бизнесе, и отношусь крайне негативно к тем, кто «сколачивает» состояния за счет собственного народа. Я имею в виду прежде всего недобросовестных чиновников, которые много лет доходно для себя «прессовали» бизнес.

В те времена, когда в Осетии стали получать суперприбыли от водочного бизнеса, многие кинулись покупать дорогие «мерседесы», строить трехэтажные дворцы, но нашлись и такие, которые вкладывали средства в развитие собственного производства и в укрупнение бизнеса.

И вот настало время, когда водочный бизнес многих предпринимателей зачах по причине большой конкуренции на российском рынке сбыта, выжили лишь те, кто не жил одним днем, а смотрел в будущее, обновляя технологии, не жалея на это средств и сил.

Именно таким предприятием мне и представлялся наш « Исток», который в меру своей продвинутости в технологиях, соответственно, и выигрывая в качестве выпускаемой продукции, потихоньку отвоевывал ранее потерянное нашими производителями «место под солнцем». Он своей продукцией демонстрировал: и в алкогольном бизнесе можно вести дело по правилам.

И до сих пор не могу поверить в то, что наш « Исток» сегодня бьется перед дилеммой: остаться в строю или быть банкротом. Я называю его нашим, потому что предприятия такого уровня в любом цивилизованном государстве являются общественным достоянием, невзирая на форму собственности.
На мой взгляд, главной причиной тяжелого финансового положения компании стала нездоровая конкуренция на рынке сбыта. Я был свидетелем того, как только за одну смену «Исток» принял 12 вагонов возвращенной продукции с Дальнего Востока. Причиной возврата 4 вагонов шампанского и 8 вагонов водки и коньяка, по официальным отпискам, являлось… «низкое качество продукции». Так регионы установили барьер осетинской продукции, продвигая на своих территориях только местную водку.
«Исток», для которого имидж компании и качество его продукции были всегда самыми важными критериями в бизнесе, потому и развивался, что делал ставку на лучшие стандарты. Надо было видеть этим «отказникам» техническое оснащение лабораторий «Истока», где даже бутылочная тара подвергалась тщательному анализу на предмет выделения щелочи!

Возвратную продукцию тоже тщательно тестировали на предмет соответствия предписаниям санэпидемстанций регионов, откуда шли отказы, и выявляли полное несоответствие их претензий с реальным качеством возвращенной продукции. Компания же несла убытки, связанные с транспортными расходами, с переработкой. Были и другие проблемы – недостача продукции от хищений и боя при транспортировке.

Руководство компании понимало, что это результат политики руководителей регионов, которые вытесняли любыми способами нашу продукцию, чтобы дать хоть какой-то шанс заработать собственным винно-водочным предприятиям, шанс, который в честной конкуренции отнял бы у них «Исток».
Помнится видеосюжет 8–9-летней давности на одном из федеральных телеканалов, где разоблачили чиновника, взявшего мзду в 2 миллиона долларов с коммерсантов за… право продать на территории Москвы партию сахара. Вот вам и единое экономическое пространство России, существующее якобы по рыночному принципу здоровой конкуренции!

В противовес такой практике мы в Осетии без ограничений предоставили свой потребительский рынок иногородним производителям, и это – в соответствии с законом. Но совершенно забыли при этом о нашем североосетинском производителе, вспоминая о нем лишь в момент уплаты им налогов. Нашу же продукцию вытесняют с рынков России. Вот уже в нескольких телепередачах явно специального характера осетинскую водку сравнили чуть ли не с ядом, «вешая» на нее всех замерзших в зиму бомжей и явно злоупотреблявших алкоголем граждан России.

Я совсем не исключаю разнообразных махинаций дельцов с акцизной маркой, но это никак не характеризует обсуждаемую проблему. Бизнес, если он заметен в нелегальных проявлениях, далек от чистоты помыслов. Но мы сегодня говорим о другом. Задача заказчиков многочисленных ТВ-сюжетов в том и заключается, чтобы внушить потенциальному покупателю отвращение к водке из Осетии.
Мне кажется, если бы в ответ на такие антирекламные фильмы мы, используя свой потенциал, хотя бы пытались противостоять подобным акциям, создавая видеофильмы о современном высокотехнологичном предприятии «Исток», ненавязчиво рассказывая о традициях предприятий республики – производителей алкоголя на нашей уникальной горной воде, не клевали бы нас так откровенно. Я, кстати, обращался ко многим водочным магнатам с просьбой профинансировать альтернативный видеофильм, но никто не посчитал нужным отреагировать. А те, кто пытался вытеснить республику из выгодного бизнеса, щедро платили гонорары известным российским телевизионщикам.

Как же быть в таких условиях, где выживает не тот, кто лучше, а тот, кто действует запрещенными методами? Вопрос сложен – ответ прост. Когда на автодорогах устанавливают временные знаки, водители обязаны руководствоваться при разрешении очередности движения именно этими знаками, а не теми, что стационарно закреплены.

Мне кажется, что давно наступило время проанализировать наш потребительский рынок на предмет выявления доли участия собственного производителя. Как я думаю, она явно не соответствует нашим возможностям.

Принимая условия «временных знаков», думаю, что пора вести бизнес по навязываемым нам правилам – в первую очередь давать «зеленую дорогу» продукции наших предприятий. Считаю, это самая большая помощь, которую мы сегодня можем оказать предпринимателям Осетии. При этом, если учитывать динамичную инвестиционную способность наших сограждан, можно в течение трех – четырех лет получить впечатляющие результаты.

И если сегодня не предпринять смелые решения в этой сфере, наше завтра пусть никому не покажется розовым. Ведь существует еще и другая статистика – статистика покидающих республику граждан. Ведь водочный бизнес создавал тысячи рабочих мест. Многие семьи доведены до отчаяния от отсутствия какой-либо возможности зарабатывать средства, даже для самой скромной жизни. Свидетельство тому – нередко появляющиеся ностальгические статьи наших соотечественников, проживающих теперь в Москве, Питере, Канаде, Германии, США и других городах и государствах.

Мы привыкли критиковать власть, зарабатывать политические очки на социальных проблемах нашей жизни, но кто из основательных бизнесменов предлагал или предложил реальные решения и действия, чтобы вывести эту отрасль из кризиса? Закрываются водочные заводы, а те, где еще есть производство – действуют на треть, а то и меньше.

А ведь в Осетии умеют делать качественную водку. Тогда почему отрасль оказывается в тупике? Где умелые управленцы, антикризисные менеджеры? Почему нет эффективной стратегии в этой сфере? Кто ответит на эти вопросы? И мой отклик на публикацию в «СО» – это мои боль и желание рядового жителя выразить свое отношение к происходящему.

Владислав ТЕДЕЕВ, бывший работник «Истока» 

Advertisements

6 thoughts on “Будущее водочной промышленности Северной Осетии

  1. Ну не знаю… Я сам из Осетии и за осетинскую водку всегда стою горой… Но “Исток”… Водка подчас бывает очень низкого качества. Про вино уж тем более шампанское я вообще молчу, это просто пойло. И вдвойне обидно, что в той же ценовой категории продается замечательное дагестанское шампанское.

  2. И еще по поводу кадров на Истоке. Я лично знаю человека, который прошел несколько туров тестов и испытаний на Истоке на должность помощника одного из руководителей и был принят на работу. За неделю до выхода на работу ему позвонили и сказали, что “… ну пока вы не выходите, тут еще кандидаты появились”. Владикавказ маленький, уже через пару недель стало известно что на эту должность взяли “нужного” человека, который долго не продержался…

  3. а речь в статье не шла о качестве водки Исток. Речь шла о том, что в России шла целенаправленная кампания против “осетинской водки” и что этому надо было как-то противодействовать. К сожалению, власти Северной Осетии рассматривали водочный бизнес исключительно как дойную корову, но забывали о том, что и корове нужно бывает положить сено, иначе она перестанет давать молоко или сдохнет вообще.

  4. в этом ничего удивительного нет, кадровая политика на заводе не было какой-то стерильной, без связей и знакомств.

  5. Как бы то ни было, тема качества все равно затрагивалась. А так да, если бы наша власть очень сильно хотела, то грамотно организованный и поддерживаемый водочный бизнес мог бы стать отправной точкой в начале настоящего процветания Осетии. Да, формально бизнес построен на потакании человеческой слабости, но заработанные на этом деньги можно было бы грамотно вложить в новые сферы, а не в особняки на Ардонской…

  6. Насколько я помню в начале своего развития весь менеджмент был пришлый, кажется, из Прибалтики….

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

Create a free website or blog at WordPress.com.

%d bloggers like this: