Мир на Кавказе: вызовы, перспективы

Очень любопытное сборище высказываний людей из вчерашнего дня. Для кого и для чего они переливают пустые слова из одного сосуда в другой для меня остается загадкой.

"На протяжении последних двадцати лет раздавались слова о советском империализме, о проклятом российском империализме и обо всем прочем. Под эти слова распалась огромная держава, в которой все мы вместе жили и в пределах которой была установлена не только гармония, но и нечто более важное."

"Есть закон, который гласит: «Гарантом территориальной целостности всех государств постсоветского пространства является Россия». Это закон." 

"На Кавказе необходимо минимизировать политическое влияние стран Запада"

Введите содержимое врезки
Москва
Северный Кавказ
Из выступлений на Международном форуме «Мир на Кавказе: вызовы, перспективы»
17 декабря 2008 г., «Президент-отель», Москва

Максим ШЕВЧЕНКО, член Общественной палаты, журналист и ведущий ОРТ:
– Задачей форума является откровенное обсуждение проблем, стоящих перед государствами и народами Кавказа. Мы должны помнить, что Кавказ един и что те, кто сегодня являются «другой стороной», завтра могут оказаться братьями и сестрами и самыми близкими людьми. Все меняется. Поэтому, я надеюсь, в этой сложной ситуации и Российский Конгресс народов Кавказа, который решился собрать такой форум, и Общественная палата, которая поддерживает этот форум, и вы, дорогие участники нашей сегодняшней дискуссии – мы все, несмотря на кавказский темперамент, который преобладает за этим столом, будем хранить холодную голову и ясный разум.
Какой мир мы сейчас с вами строим? Мир на Кавказе, мир в России, мир на всей этой территории. Как добиться того, чтобы Кавказ, который столетиями был территорией войны и продолжает ею быть, стал воистину территорией мира и процветания народов?
Сегодня за этим столом, помимо грузинской делегации, присутствуют также представители Абхазии и Южной Осетии. Этот форум не является «площадкой» каких- то официальных контактов или официальных переговоров. Но мне кажется, что именно общественный диалог, общественная дипломатия, откровенный и уважительный разговор являются тем единственным форматом сегодняшнего созидания истории, когда право на это созидание принадлежит не политтехнологам и элитам, которые в своих кабинетах творят историю народов, а самим народам: представителям интеллигенции, политического, культурного, образованного слоя.

Малхаз ГУЛАШВИЛИ, руководитель общественной делегации Грузии, президент медиа-холдинга «Джорджиа таймс»:
– Я считаю, что мы опоздали немного, такие встречи нужно было чаще проводить. Сейчас, если работать очень интенсивно, мы можем наверстать упущенное время.
На конфликт, который произошел на территории Грузии, мы смотрим как на геополитическое столкновение России и США. А Грузия здесь была использована как геополитическая «добавка», и мне очень тяжело признать это. Грузия получила огромное количество беженцев, потеряла территории. Я, выступая в Кембриджском университете, сказал, что господину Саакашвили надо дать Нобелевскую премию, ибо он помирил азербайджанцев с армянами и русским тоже дал «сигнал». Русские тоже немножко отрезвели и посмотрели вокруг.
Сегодняшним диалогом мы сделали шаг в сторону России. От этого зависит многое. Если бы мы так раньше разговаривали, то худшее не случилось бы. Также для нас крайне важно разговаривать с кавказской общественностью, потому что осетины и абхазы – наши братья, несмотря на то что имеют место конфликты. Мы приехали в Москву, чтобы наладить отношения. Готовы приехать и в Сухуми, и в Цхинвали, и в любой кавказский город. Мы сами должны строить мирный Кавказ. Это наш дом, и мы должны реально задействовать все общество, организовать культурные деяния и медийные проекты, организовать пространство, где мы будем мирно жить.

Денис ЧАЧХАЛИЯ, вице-президент Всемирного абхазо-абазинского конгресса:
– Для того чтобы возобновить диалог и вернуть народы Кавказа к мирному будущему, особенно те, которые пережили войны, разумеется, первым делом следует снять саму возможность возобновления войны. Августовские события показали, что и намерения милитаристского плана сохранились, и сами военные ресурсы наращиваются. На фоне таких военных приготовлений с одной и другой стороны понятно, что Россия не может себе позволить на Кавказе даже паритетное состояние. Россия не пришла на Кавказ, она всегда была на Кавказе, и поэтому ее намерения будут подтверждены и в этом смысле.
Диалог сложен, но я не говорю о том, что он невозможен. Общаться надо всегда. Людям, которые вчера умылись в крови, надо дать возможность осмотреться и начать мыслить какими-то иными категориями. Надо ослабить, по крайней мере на первых порах, а потом, может быть, и убрать вот этот образ врага. Ружье просто так висеть не будет, оно может выстрелить в любой момент. Поэтому нужно убрать сам вот этот дух непременного реванша, непременного изменения в свою пользу того, что есть на сегодняшний день.

Павел БОРОДИН, госсекретарь Союзного государства Россия-Белоруссия:
– Я помню, когда в 2000 году мы проехали и Белоруссию, и Россию, у нас все заводы стояли. Сейчас, благодаря союзным программам, работают уже 28 000 предприятий, мы создали 5 миллионов рабочих мест. Единственный способ восстановить нормальную жизнь – это создать рабочие места нашим народам, обеспечить подрастающему поколению достойное будущее.
Нам реально надо говорить о созидательных проектах. Есть такие вещи, которые нельзя решать в рамках одной страны. Поэтому нужен союз государств по типу Евросоюза. И этот наш союз будет называться «Евразийское государство», ибо все равно мы обречены жить в таком союзном государстве.

Сергей КУРГИНЯН, политолог, президент фонда «Экспериментальный творческий центр»:
– На протяжении последних двадцати лет раздавались слова о советском империализме, о проклятом российском империализме и обо всем прочем. Под эти слова распалась огромная держава, в которой все мы вместе жили и в пределах которой была установлена не только гармония, но и нечто более важное. Когда я смотрю на сегодняшний Ереван и Ереван бывшего Союза ССР, то вижу, что Советский Союз был такой империей особого типа, которая поднимала республики, пыталась сделать из них нечто большое. Две академии наук, какой-то общий пафос великого подъема, нахождение интеллигенции разных малых народов в пределах единого великого котла культур. Это были не мелочи.
Прокляли империю. Теперь вдруг оглянулись и услышали, что американские политологи начали говорить: империи не в прошлом, а в будущем, империи возвращаются. Вдруг увидели, что Евросоюз постепенно превращается в империю. И мы с изумлением спрашиваем себя: а почему Европе можно объединять национальные государства и строить нечто общее? И ей никто не говорит, что она топчет империалистическим сапогом кого-то. А почему нам нельзя?
Совет по международным отношениям США начинает прямо говорить о построении единой северо-американской нации, подобной советскому народу. Уже строится северо-американское государство в составе трех государств. Затем начали говорить об иберийской цивилизации в Южной Америке. То есть вдруг оказалось, что почти все хотят восстанавливать империи. И единственная, кто не может даже об этом думать, – это Россия, которая имеет все предпосылки для этого в гораздо большей степени, чем кто-либо другой!
Все прекрасно понимают, что если бы не Россия, то Кавказ был бы добычей двух империй: османской и иранской, а также Британии и других западных государств, и никаких альтернатив не было. В результате возникает вопрос: а почему такой запрет для нас хотя бы думать о том, что мы окажемся снова вместе? Более того, на обломках империи стали возникать национальные государства, такие жесткие мини-империи самого разного рода, которые совершенно так же рассматривают малые народы, как предметы подавления.
Значит, мы бежали от каких-то имперских парадигм и оказались в тех же имперских парадигмах, только маленьких? Будем смотреть правде в глаза. Что такое все происходящее? Это попытка выбрать, под чьей опекой оказаться – американской или российской. Те государства, которые страстно говорили, что главное для них – освободиться от «имперского сапога», с удивительной скоростью (я имею в виду и наших восточно-европейских коллег) начали двигаться под другой сапог и под ним так себя уютно чувствуют, что забыли уже, что такое свобода.
Я считаю, что единственным выходом из существующего тупика, кроме большой войны, которая возможна и ужасна, является проработка этой новой союзной концепции. Именно в ее масштабе все и может быть решено.

Владимир ХОМЕРИКИ, профессор, президент Конгресса национальных объединений России:
– Сегодняшние тенденции в Грузии бьют первым делом и самым ужасным образом по грузинскому народу. Для оздоровления российско-грузинских отношений Грузия должна перейти на многовекторный путь политического развития.
Я считаю, что для Грузии как никогда нужен и приемлем внеблоковый статус и нейтралитет. Буквально вчера состоялась встреча грузинского руководства с представителями Госдепа США. Это очень большая новая опасность для Грузии. Эти переговоры практически ставят Грузию в полную зависимость и грозят ей большой политической катастрофой вплоть до распада.
Необходимы прямые контакты с руководством Абхазии и Южной Осетии в первую очередь. Все проблемы дальнейшего территориального устройства мира на Кавказе будут решаться через прямые переговоры. Роль России здесь, конечно, велика, но она никак не может заменить прямых политических переговоров этих братских народов, которые веками жили вместе.
Когда Грузия подписывала договор с Россией (в 2004 году), это соглашение было пакетным. Тогда Грузия обещала, что никогда и никаких военных баз на своей территории не будет размещать, а взамен этого построит базу и центр по борьбе с терроризмом. Что из этого получилось, вы видите. Благодаря антинародной, антигрузинской политике Михаила Саакашвили, который сделал все, для того чтобы грузинское государство сегодня стало раздробленным, потеряло 20% своей территории.
Новый посол Грузии в США говорит, что «США многие годы являются стратегическим партнером Грузии». Все грузины удивляются: а какие это многие годы и что дало это партнерство? И как это можно сравнить с почти четырехвековой дружбой с Россией? Грузия – маленькое государство и должно быть в 10 раз умнее, чем те большие государства, которые ее площадку используют как полигон и практически губят грузинскую нацию и грузинскую государственность.
Прямой диалог при определенных гарантиях даст Грузии действительную возможность (при добровольном участии Абхазии и Южной Осетии) создать федеративное или конфедеративное государство. Такое государство будет отражать, в принципе, интересы всего Кавказа, и на этих путях можно решить одну главных проблем – создание нейтрального, безблокового Кавказа.
Я не хочу, чтобы российские ракеты были нацелены на моих родственников, на грузинскую территорию, так же, как не хочу, чтобы моя нация была под сапогом американских солдат, которым чужда грузинская культура и грузинские интересы.

Гейдар ДЖЕМАЛЬ, председатель Исламского комитета России:
– Кавказ имеет колоссальную многовековую историю, но как бы внутри некоего атома, она не была составной частью мировой истории. Только двести лет, как Кавказ вошел в международный обиход, и он вошел через травму. Он вошёл через серию войн, серию сокрушительных соприкосновений с внешним некавказским и антикавказским миром. Эти 200 лет превратили Кавказ из своеобразного, архаичного, неповторимого и никому не известного уголка мира в цивилизационный центр, который имеет значение для будущего всего человечества.
В чем проблема Кавказа? 
Можно было бы указать конкретных три вызова, которые сегодня мешают Кавказу состояться как цивилизационному центру.
1. Очевидная расслоенность, разорванность Кавказа на этносы и на геополитические зоны влияния великих держав. Разорванность на этносы, на геополитические зоны влияния, на Запад и Восток, Север и Юг – все это тесно взаимосвязано.
2. На Кавказе практически всюду существует мощное антимодернизационное лобби, которое представляет собой сплав части элит с определённой частью общественности. Этот сплав создает сильнейшую преграду на пути любых инновационных проектов.
3. Отсутствует цивилизационный проект, который мог бы объединить все этнические группы, вывести из-под геополитических зон влияния и объединить на общей площадке в подлинно великий Центр Кавказской цивилизации, который мог бы выступать как единый субъект перед лицом всего мира.
Не будем строить иллюзий – экономика обслуживает политику и цивилизацию. Экономика платит политике, не наоборот. Поэтому сегодня нужно выходить на горизонты нового кавказского сознания, которое будет формировать Кавказ как субъект.

Гоги КАВТАРАДЗЕ, народный артист Грузии:
– Я представитель такой профессии, для которой большое значение имеет эмоциональная сторона. Все у нас есть, чтобы мы поняли друг друга. Когда я буду поднимать тост за родителей, я вспомню: когда умер мой отец, то специальным самолетом мои абхазские братья приехали из Сухуми – это я никогда в жизни не забуду! Когда мы будем говорить о дружбе, я буду вспоминать Руслана Джиоева – крестного отца моего старшего сына.
Когда случились эти августовские события, я позвонил в Санкт-Петербург. Там живет физик-ядерщик, лауреат Государственной премии, осетин, мой брат. Я набрал его номер и ничего не смог сказать. Он молчит, я молчу. У меня было ощущение, что я начал войну против Руслана. Так и положили трубки, ни слова не сказав друг другу.
Мы говорим об общей нашей земле и говорим о русских. Когда случилась эта беда с нами, не было ни одного человека, который бы дурным словом обратился к русскому человеку в Грузии!
Когда я говорю об том, что мы найдем общий язык, я искренне в это верю.

Валерий КАБОЛОВ, председатель Московской осетинской общины:
– Я хотел бы поблагодарить грузинскую делегацию, которая приехала сюда. Это шаг мужественный и честный. А для Гоги Кавтарадзе я хотел бы сказать, что во Владикавказе улица Церетели как стояла, так и стоит, и 19-я грузинская школа как была грузинской, так и осталась. Директор школы, ученики, учителя – все грузины, преподавание на грузинском языке. И в первую войну, и во вторую никто её не закрывал. Во Владикавказе создана «горячая линия», по которой каждый грузин, если почувствовал к себе какое-то неправильное отношение, может позвонить, и тотчас выедет отряд быстрого реагирования и наведёт порядок.
Здесь звучало, что в Грузии сегодня нет политических сил, способных возглавить её и направить на российскую ориентацию. Я не согласен. Мы сегодня здесь собрались, общественные организации, и наша сила в том и заключена, чтобы формировать общественное мнение. В России живёт около 2 миллионов грузин. В самой Грузии достаточно много людей, которые имеют хорошую память, которые знают, что такое Россия, что такое кавказские народы и что такое обычаи. Они прекрасно понимают, где будущее Грузии.

Александр ДУГИН, президент Международного евразийского движения:
– Есть закон, который гласит: «Гарантом территориальной целостности всех государств постсоветского пространства является Россия». Это закон. Попытка его оспорить заканчивается самым трагическим образом. Это, кстати, касается, и самой России. То же самое касается Украины, Молдовы, Казахстана, Белоруссии. Если кто-то попытается защитить территориальную целостность, минуя Россию, то эта территориальная целостность автоматически будет поставлена под вопрос.
Хотим мы этого или нет, Россия как региональная держава выполняет эту функцию. Это означает, что в качестве стороны диалога с Грузией на новом витке должны выступать не только и не столько пророссийские силы (их мало, и они недостаточно сильны), сколько, я бы сказал, грузинские националисты. Если они хотят сохранить Грузию в тех границах, которые есть, или объединиться в действительно новый, сверхгосударственный Евразийский проект, они должны действовать, исходя из этой аксиомы. Попытка ещё раз попробовать уйти под американскую протекцию для сохранения территориальной целостности остатков Грузии приведёт к дальнейшим катастрофическим процессам.
Теперь второе. Кризис экономический в той или иной степени затронет всех, причем очень жестко. И если России будет очень тяжело в ближайшие месяцы, то жителям постсоветского пространства, Кавказа, будет просто смертельно трудно существовать. Эти проблемы, на мой взгляд, надо решать сообща. Может быть, создать какую-нибудь комиссию, комитет, куда бы вошли люди не только из России, но и из стран Южного Кавказа.
Северный Кавказ – это зона, куда кризис будет бить больнее, чем по другим регионам, и где он может перейти в политическое измерение. Чтобы этого не произошло, необходимо серьёзнейшим образом обратить внимание на регион, выделить его как самостоятельный объект. Российский Конгресс народов Кавказа, который нас собрал сегодня, следует включить как влиятельнейшую силу в решение и осмысление этого кризиса.
Третий пункт. Совершенно очевидно, что в России должна начаться работа над тем, что можно назвать «Проект Кавказ». У России нет проекта по Кавказу. Мы действуем исходя из ответов на сиюминутные вызовы. Нет проекта по отношению к Северному Кавказу, нет проекта в отношении Южного Кавказа. Нам необходимо точно и ясно сказать, что Россия хочет от Кавказа и каким она его видит. Ясно, последовательно, а потом на деле предъявить этот проект и по факту всех призвать к его реализации.
И последний пункт, по поводу лояльности. Это центральная проблема российской идентичности – как различные народы, малые народы интегрируются, как они возвращаются к этой общей идентичности, советско-имперской, либо как они ищут свое место в России. Это всё очень сложная проблема, особенно при том, что российская идентичность ещё не выработана. Она слабеет, она не усиливается, она слабеет. Но есть один пункт, который, на мой взгляд, сейчас является безусловным. Если говорить о диаспорах народов Северного Кавказа, Южного Кавказа на территории России, то, на мой взгляд, абсолютным императивом является признание приоритета национальных и государственных интересов страны, чьими гражданами они являются. Недопустима двойная лояльность! Если человек становится гражданином России, он должен относиться даже к сиюминутным врагам России как к своим личным врагам.

Деньга ХАЛИДОВ, сопредседатель ООД РКНК, руководитель Центра стратегических и этнополитических исследований:
– Мне кажется, уважаемый Дугин делает одну фундаментальную ошибку, ставя кавказцев перед дихотомическим выбором «или-или». Это типично западный способ мышления. Между тем, на Кавказе привыкли рассуждать не только в рамках такой бинарной оппозиции, но и в трехчленной структуре отношений. Можно быть лояльным своему народу (этносу) и государству одновременно. Это такая позиция, которая позволяет как минимум сохранять конструктивный нейтралитет.
Здесь говорили, что России нужен свой проект по Кавказу. Мы в научно-экспертном совете РКНК имеем определенные наработки в этом плане, включая и Южный, и Северный Кавказ. Они касаются не только общественной дипломатии или решения проблем «разделенных народов Кавказа», которые проживают на территории двух и более государств. Наши наработки касаются и решения социально-экономических проблем всего Юга России. Очень скоро мы выдвинем свой проект «Кавказской стратегии России» на общественный суд.
За последние 90 лет дважды предпринимались попытки обозначить Кавказ как отдельный международный субъект и самостоятельный цивилизационный и геополитический центр. Первая такая попытка была реакцией на финал Первой мировой войны и на начавшуюся в России Гражданскую войну. И Закавказская федерация, и Горская республика, которые распались в 1919 году, были своеобразным отражением политической романтики и извечного стремления кавказских народов выжить в условиях конфликтов империй. Вторая попытка была предпринята в начале 90-х годов прошлого века, когда раскручивалась идея «Общекавказского дома» (с участием Ичкерии, части политэкономических элит Грузии и Азербайджана).
Что показали все эти попытки? То, что непродуктивно и нецелесообразно выстраивать на Кавказе политику антироссийской направленности. Скажу более того: антииранской и антитурецкой также. Ибо каждый раз, когда то или иное кавказское государство начинает пренебрегать интересами соседей, все это моментально отражается на всем регионе в целом.
Какой же вывод? На Кавказе необходимо минимизировать политическое влияние стран Запада. Во-вторых, необходимо так выстраивать отношения по линии человеческих, общественных связей и так подталкивать наши политэлиты, чтобы было общее видение образа будущего Кавказа. Прагматики от политики и бизнеса, как правило, акцентируют внимание на общих инфраструктурных и интеграционных проектах, на мощном человеческом потенциале Южного Кавказа, ориентированного на Север, на Россию; культурологи и политологи – на общих ментальных, социокультурных и цивилизационных основаниях.
Одна из важнейших наших задач – предложить стратегию сближения и налаживания отношений. Пройдет еще 3-7 лет, и в Грузии убедятся, какое будущее уготовано им в рамках англо-американского проекта, насколько плачевным будет состояние их экономики, продукция которой никому на Западе не нужна, насколько велики альтернативные возможности обустройства Грузии при сохранении добрых отношений с Россией и соседними кавказскими народами.

Сергей КУРГИНЯН:
– Я благодарен за возможность еще раз высказаться в конце. Говорят, миром правят большие батальоны, миром правят деньги. Вот я знаю и считаю, что миром правит нечто невещественное. Очень важны сейчас для нас всех: первое – образ Кавказа для России, второе – образ России для Кавказа. Поймите, без этого нам не жить! Очень много нехорошего творится с образом Кавказа. Это общая задача всех кавказских народов – не ждать, как будет трансформироваться этот образ.
В 1996 году один масс-медийный деятель показал такой фильм. Идут выборы, и он показывает, что, мол, русские очень любят кавказцев. И в кадре прелестного кавказского щенка овчарки гладит русский солдат. Вот так мы любим Кавказ. Мне удалось сделать так, чтобы это была последняя его передача.
Повторю: образ Кавказа для России и образ России для Кавказа – это очень важно! Ну, невозможно всё время жить в ухудшенных Балканах! Нужна какая-то мечта, она важнее денег, важнее всего остального.
Теперь скажу как специалист, узкий и конкретный. Осуществляется какая-то (мы не до конца вычислили какая) крупная провокационная раскрутка будущей второй кавказской войны. Одним из элементов, конечно, является недавнее подписание страховки торговым кораблям военных рисков в Чёрном море, это подписал Буш. Но кроме этого идёт гигантская масс-медийная раскрутка. Называются сценарии, направления ударов, странным образом подхватывается это всё. Наша задача, кроме всего прочего, практическая – прожить без войны хотя бы до сентября, потому что войну эту назначают на ближайшие месяцы, и это не пустая истерика.
И, наконец, последнее. Мне кажется, что мучительно и постепенно до сознания всех народов, особенно простых людей, доходит, что без русских жизнь Кавказа не существует. Очень важно, чтобы до русских одновременно доходило, что и для них без Кавказа жизни нет. Потеря Кавказа – это конец Российского государства.Введите содержимое врезки

Advertisements

9 thoughts on “Мир на Кавказе: вызовы, перспективы

  1. было бы здорово конечно, но у меня эта функция не работает почему-то:( может из-за того что я на яблоке работаю, а не на окнах

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

Create a free website or blog at WordPress.com.

%d bloggers like this: