интервью с Мухарбеком Аушевым

 

— Вы считаете, что это возможно сделать за республиканский счет при том уровне дотационности, который сегодня существует?
— Думаю, что если вывести из тени налоги, которые могли бы собираться в Ингушетии, денег хватило бы на многое. Да, на Кавказе есть проблема малоземелья. Но почему бы, например, не выкупить брошенные хозяйства, которых полно в средней полосе, в пределах Золотого кольца? Пусть республике принадлежит 51%, и 49% — тем, кто будет их поднимать и развивать.

Очень интересная мысль, в принципе Валерий Тишков тоже высказывался в этом же духе, но позволят ли русские выкупать их земли в собственность? Тем более собственность в России не слишком защищена. В любом случае есть над чем подумать. Хорошо бы организовать скупку земель в России централизованно, так чтобы доступные ресурсы тратились максимально эффективно.

— Периодически возникает идея объединения Ингушетии с Чечней. Как вы к ней относитесь?
— Укрупнение скорее всего неизбежно. Рано или поздно такие решения будут приниматься, и в этом нет ничего особенного. Посмотрите на размеры кавказских республик и на количество чиновников высшего регионального уровня: зачем держать трех горничных в трехкомнатной квартире? Но если спросить людей в Ингушетии, то сейчас они не готовы ни с кем объединяться. А если бы им предложили выбор — объединиться с Чечней или с Северной Осетией, многие, как это ни покажется странно, предпочли бы Осетию.
— Ситуация в Пригородном районе не помеха?
— Она наоборот могла бы быть разрешена таким объединением. Настаивать на пересмотре административной границы, как это делается сейчас, бессмысленно — осетины получили в прошлом году соломоново решение Конституционного суда России. Они опротестовали две статьи по территориальной реабилитации в федеральном законе о реабилитации репрессированных народов. Суд эти статьи сохранил — и Мурат Зязиков представил это как важную победу. Но при этом президент Ингушетии ничего не сказал о том, что тот же суд жестко привязал эти статьи к Конституции России, по которой для любого изменения границы необходимо согласие обоих соседей. Осетины такого согласия не дадут.
— А на объединение дадут?
— Не исключено. С 1992 года (год вооруженного осетино-ингушского конфликта вокруг Пригородного района. — Ред.) вся политика в Осетии строилась на том, кто как вел себя во время конфликта. В Ингушетии в последние годы власть тоже создавала себе героический имидж на фоне ситуации в Пригородном районе. А на самом деле люди там спокойно живут и говорят: “Оставьте нас в покое”. Конечно, многое сломал Беслан. Но любой конфликт рано или поздно кончается миром. В войне с Германией Советский Союз потерял больше 20 млн человек. А сейчас немцы — наши лучшие друзья в Европе. Почти все беженцы из Пригородного уже возвращены. Можно сказать, что это уже внутреннее дело Осетии. Да и Мурат Зязиков уже докладывал, что поручение Путина об урегулировании последствий конфликта выполнено.

По моему у Мухарбека вполне разумные мысли. Есть надежда, что такие люди послужат для наведению мостов между осетинами и ингушами.

 

Время новостей: N°13, 31 января 2008

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

Create a free website or blog at WordPress.com.

%d bloggers like this: